Иван (kottoblog) wrote,
Иван
kottoblog

Categories:

Как уберечь от домашнего насилия

Воинствующие лесбиянки-феминистки на митингах по долбоебизму требований превосходят даже гомосеков. Вот, например, с воскресного:



Власть, стало быть, должна защищать этих сестер от домашнего насилия. Но тут два момента: во-первых, чтобы появилось домашнее насилие дома должен появится насильник. У дам же, держащих плакат внешность такая, что сперва самого насильника под угрозой изнасилования надо к ним в дом загнать. В трезвом уме и твердой памяти насильник у них в доме не заведется. Да и, что греха таить, тетеньки эти спят и видят, чтоб их кто-нибудь изнасиловал. Хоть разок. Хоть куда. Бродят вот так ночами по Бирюлеву, по пустырям, по промзонам. Но глухо.

А во-вторых, есть ровно один способ защиты женщины от домашнего насилия: не переться замуж за домашнего насильника. Не бывает так, что человек рос-рос нормальным, добрым и милым, а в один момент хуяк - Чикатила как с куста. Приглядываться надо заранее и присматриваться, думать, сопоставлять, анализировать, следить за поведением, а не в кроватку прыг и в загс топ-топ. Но у нас, как известно, всем все должна именно власть и лично Путин. А где Путин не должен - там Медведев обязан.

По логике тетенек с плаката все должно происходить так:

С утра к Путину забегает Песков и говорит
- Владимир Владимирович, ебут!
- Где?!
- Дома!
- Кого?!
- Баб!
- Кто?!
- Насильники домашние!

Путин взвизгивает, прогоняет Пескова вместе с усами и час сидит обдумывает сложившуюся трагедию. Потом отрывает Пескова от Навки и поручает докладывать о всех грядущих свадьбах с потенциальными насильниками. Сидит вот так парочка на лавке, целуется, а рядом шевелятся кусты, а в кустах шевелятся усы - Песков бдит и на карандаш берет. Утром Владимиру Владимировичу на стол сводка и двадцать пропущенных от Навки. Владимир Владимирович же вечерами, уходя после работы из Кремля, больше не будет ехать домой к Кабаевой, а примется пахать во вторую смену, спасая бедных женщин от грядущего насилия. Художественная гимнастика художественной гимнастикой, но домашнее насилие - это не хер собачий, кроме президента помочь бабонькам некому!

Ровно в 19:01 у Боровицкой башни его будет ждать верный ночной Хеирург в неизменной кожаной тужурке на мопеде. Путин прыг на заднее сиденье и покатили спасать столицу. Прикатят к дому грядущей невесты, возьмут по пивасику и давай ждать ее с работы на лавке. А как увидят - так сразу злобно фыркать и за рукав дергать: "Вот ты, говорят, замуж идешь? А знаешь ли ты, что он тебя бить будет? И не то что бить, а прямо-таки пиздить! По пизде! Лопатой! Мы тебе нормального парня найдем! Такого, как Путин, чтобы не пил! Такого, как Путин, чтобы не бил! Такого, как Путин, чтоб не убежал! Такого, как Путин, чтоб не обижал!" Сергей Кожегутович будет в это же время Бирюлево окучивать строго, по-военному - он бывалый, ему не привыкать.

Дмитрия Анатолича же на улицу вечером выпускать боязно - побьют, айпад отнимут и хорошо если самого не изнасилуют. Он будет писать им Вконтактике, чтобы закрепить эффект. Пришла вот так будущая дома изнасилованная домой после тяжелого разговора с Владимиром Владимировичем, а тут ее по горячим следам Дмитрий Анатолич зафрендил, котиков прислал для завлекухи. Потенциально изнасилованная расслабилась, лайкать начала, а Дмитрий Анатолич, паразит такой, с места в карьер и опять про жениха! И если через сутки потенциальная невеста не расфрендит жениха, то делать нечего - проблему надо решать радикально. От домашнего насилия надо защитить любой ценой! Уставший с ночи Владимир Владимирович звонит своему верному пехотинцу по межгороду: "Ахматыч, тут один насильник по хорошему не хочет. Нужно решить проблему. Да, радикально." Пехотинец отвечает: "Владымир Владымироуич, я усе понял! Нэ жить шайтану, атуичаю! Жду имя и адрэс!"

В далеком горном селе на Йотафоне высвечивается адрес, владелец внимательно его изучает, поглаживая бороду, стирает сообщение, заводит белоснежную Приору и берет курс на Москву. Он все понимает, все знает, лишних слов не задает. Не подводил ни разу, не подкачает и теперь. Золотой пистолет холодит поясницу, а в холодной голове только имя мерзкого насильника, от которого надо уберечь наивную девушку и который не понимает по хорошему. Только имя, всего три слова: Борис Ефимович Немцов.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments