Иван (kottoblog) wrote,
Иван
kottoblog

Categories:

Штурмовка. Глава 4: Тир.

il-2-7

Наконец-то дописал четвертую главу книги. Как всегда, отзывы читателей очень интересны. Жду комментов!

Пролог
Глава 1: Первый день
Глава 2: Стрелок
Глава 3: В бой!



Погода третий день подряд выдалась ужасная: пасмурно, низкая облачность, временами снег с дождем. Полк изнывал от бездействия и летчики ходили хмурые: ведь где-то на западе шли бои, пехота гибла в окопах, танкисты горели в своих броневых машинах, а они все сидели на аэродроме и никак не могли им помочь. Дни проходили однообразно: вставали, ехали на аэродром, завтракали и шли в землянку летного состава. Потом обедали, после ужинали и возвращались в деревню на ночевку.

Котов сидел в кабине своего штурмовика и размышлял, чем бы заняться. В землянке летного состава сидеть надоело: в карты наигрался, в шахматы с шашками тоже, выспался на год вперед. Даже написал здоровое письмо родителям. А больше мыслей о досуге не было. Иосиф, как обычно, копался со своим пулеметом в задней кабине.
- Сосо! - крикнул Котов. - Чем бы нам заняться, а?
- Давай вместе пулемёт переберём.
- Ага, отличное развлечение, блин!
Котов сложил руки на груди и уставился в приборную панель. В такой позе он просидел минуту.
- Ладно, давай, а то вообще со скуки помру. Хоть узнаю, что там у него внутри.
Летчик прыгнул на крыло и подошел к кабине стрелка. Вместе они сняли тяжелую махину с турели, отнесли под навес рядом с капониром и сели на лавку. Сосо начал разбирать пулемёт, подробно объясняя Дане, как что снимается и для чего какая деталь нужна. Летчик с интересом слушал, пытаясь все запомнить.
- Ну как, командир, все запомнил?
- Да как сказать. Ну вроде понял.
- Тогда теперь собирай.
- Да ты чего, Сосо? Я его за год не соберу!
- Я тебе помогу. Зато так быстрее научишься.
- Ну ладно.

Котов посмотрел на кучу деталей с тоской.
- А инструкции, часом, нет? - спросил он. - А то теряюсь, с чего начать.
- Нет инструкции, нам в школе стрелков так объясняли.
- Ох, каменный век прям, - вздохнул Котов.

Через час совместными усилиями пулемет был собран и установлен назад на турель. Во время установки Котов заметил в кабине стрелка два Шмайсера, четыре магазина к ним, нож и три лимонки.
- Сосо, а это что за арсенал? Тебе пулемета мало, ты в фашистов из Шмайсеров строчить будешь?
- Это, командир, на случай вынужденной посадки на фашистской земле. Ни дай Бог собьют нас, придется домой пробираться. А с пистолетами мы много не навоюем.
- А с автоматами вдвоем против немцев много навоюем, да? Тут надо лесами пробираться, тихо-незаметно. А не побоища устраивать.
- По-разному, командир, может сложиться. Я когда с Колей упал, так мы из самолета вылезти не успели, а к нам фашисты бежали уже, человек шесть. Хорошо, что самолет упал удачно, моей кабиной к ним и я их очередью срезал. А упади по-другому - взяли бы нас. Из пистолетов много не отстреляешься.
- А Шмайсеры почему? Чего не ППШ? Вообще, откуда ты их взял-то?
- Трофейные. У тех самых немцев и взял, с ними пробирались. А Шмайсер тем хорош, что в немецком тылу патронов для ППШ не найти. А для Шмайсера - навалом. У любого немца их куча.
- А и то правда, я и не подумал. Вот ты запасливый бурундук!
- Запас карман не тянет, - улыбнулся стрелок. - А вот это, кстати, подарок тебе, - и Иосиф протянул Котову нож.
- О, спасибо! Это фашистский, что ли?
- Да, штык-нож от карабина, тоже трофейный. Носи всегда с собой, он очень хороший. Никогда не знаешь, где пригодится. Я его переточил еще, теперь режет на отлично.
- Еще раз спасибо! А в честь чего подарок? - спросил Котов, достав из металлических ножен длинный копьевидный нож и любуясь черным вороненным клинком.
- Ну ты же мне пистолет подарил, а я тебе ничего. Вот, это ответный жест! - улыбнулся стрелок.
- Приятно! Слушай, а ты вообще хорошо стреляешь?
- Неплохо. Я из ТТ иногда в лесу хожу стреляю. Навык же поддерживать надо. Жалко, что у снабженцев патронов не допросишься, приходится экономить. А вообще я стрелять люблю.
- Блин, а я из пистолета стрелять разучился, наверное. Уж год не стрелял. Слушай! А давай сделаем тир, выбьем у снабженцев патроны, народ соберем и будем в стрельбе упражняться? Все равно погода нелетная, делать нечего. А так занятие полезное, навыки стрелковые подтягиваются, люди не бездельем маятся, а все пристроены. Иначе такими темпами летчики или сопьются, или передерутся.
- Было бы здорово. Но как мы это все устроим?
- Пойду к комэску, предложу ему.


В землянке летного состава было людно: кто резался в карты, кто писал письмо, кто просто спал. А комэск сидел на нарах и наигрывал что-то на гитаре.
- Товарищ капитан, а вы на гитаре играть умеете? - присел рядом Котов.
- Умею. У меня же дед музыкант, вот и учил меня с детства.
- Здорово! Повезло вам с дедом. Мой меня вот только коров пасти научил и соседу морду бить.
- Так ведь тоже полезные навыки!
- Это да... Товарищ капитан, я вот по какому вопросу к вам: У нас же сейчас погода нелетная и по прогнозам улучшений не намечается. Летчики вон от безделья маятся, фигнёй страдают. А я тут подумал чем всех с пользой для дела можно занять.
- Ну ка расскажи.
- Давайте оборудуем тир и будем упражняться там всей эскадрильей. Все ж полезнее, чем в карты резаться. У нас вот летчики когда последний раз стреляли? А вдруг за линией фронта случится упасть?
- Не каркай!
- А чего? Тут каркай, не каркай, а никто не застрахован. Вон, мой стрелок от немцев только и вышел благодаря тому, что стреляет хорошо и регулярно упражняется в этом.
- Ну вообще да, идея здравая. Ну раз ты придумал, то тебе и организовывать. Что тебе для этого нужно?
- Люди нужны для оборудования тира: мишени изготовить, место расчистить, еще всякого по мелочи. Ну и патронов главное у снабженцев выбить. А то срелять-то чем?
- Ну людей у нас немеряно, - кивнул Григорьев на народ в землянке. А насчет патронов решу.


- А зачем копать-то? Земля ж мерзлая, затрахаешься с ней. Давай вон на деревья мишени развесим и все? Лес же. - Максиму надоело долбить лопатой мерзлый грунт.
- Нельзя. Мишени все должны быть на одном расстоянии от рубежа. - объяснил ему Иосиф.
- Вот ты идеалист прям какой, - пробурчал Максим и в этот момент его лопата со звоном наткнулась на что-то, - Эй, мужики! Я кажись клад нашел!
- Ну выкапывай давай, на спирт обменяешь, - посоветовал ему один из копавших.
Летчик начал аккуратно расчищать землю и из нее показалась звездочка хвостового оперения.
- Твою мать! - заорал он, - Мужики, я на бомбе стою! Чего делать-то?!
- Стой, не шевелись! - крикнул Иосиф и сразу подбежал к нему. - Ребята, отойдите все, не дай Бог рванет!
Стрелок присел на колени, начал аккуратно разгребать землю.
- Это немецкая мина, не разорвалась. Так, держись за меня и аккуратно убирай ногу с нее. Очень медленно!
- А она взорваться еще может?! - удивился Максим и побелел.
- Легко. Там контактный взрыватель. Изменится на него давление и сработает. Давай, аккуратненько, держись.
Летчик, медленно убрал ногу с мины и замер. Взрыва не произошло.
- Блин, Сосо, спасибо тебе! У меня жизнь перед глазами промелькнула.
- Пошли быстрее отсюда! - сказал Иосиф.

Все строители тира собрались вместе.
- Ну и что будем делать с миной? - спросил Котов.
- Надо ее взорвать, - сказал Иосиф. - Она же рядом с аэродромом, вдруг кто напорется?
- А как взрывать-то? У нас ведь и саперов нет.
- Да гранату кинуть можно.
- А у тебя есть?
- Обижаешь! Сейчас принесу, - сказал стрелок и побежал к самолету.

- Вот, ее должно хватить, - Иосиф показал РГД-33.
- Блин, у тебя в нашем самолете склад оружия что ли?
- Ну а где мне еще хранить все? Самое надежное место. Так, ребят, отойдите подальше, сейчас попробую подорвать.

Иосиф подошел метров на двадцать к яме с миной, взвел гранату, поставил ее на предохранитель и начал примеряться к броску. Потом резко взмахнул рукой, раздался хлопок наколотого капсюля, он замахнулся, метнул гранату и бросился на землю. Летчики со стороны с интересом наблюдали, ожидая взрыва. Прошла минута, но тишина так и не нарушилась. Иосиф поднял голову, посмотрел в сторону гранаты - она в целости лежала рядом с ямой.

- Неужто осечка? - удивился он. Встал и пошел к летчикам.
- Ну чего такое-то? - спросил Максим.
- Да осечка, видимо. Вот теперь надо взрывать и мину, и гранату. Не было печали...
- Ну а у тебя еще-то есть?
- Да РГДшка последняя осталась. Не хочется на такую глупость эфки тратить. Ладно, сейчас попробуем еще. - сказал он и снова направился к самолету. Но на пол пути развернулся.
- Ты чего? Взглядом решил взорвать?
- Да не, граната же на поверхности лежит. Я ее из пистолета подстрелить попробую. Максим, дай, пожалуйста, ТТ свой.
- А из своего не?
- Да у меня трофейный, патронов мало.
- Ну на, держи, - достал он из кобуры пистолет и протянул Иосифу.

Иосиф прицелился и выстрелил. Граната крутанулась на месте.
- В рукоятку попал, - прокомментировал Иосиф.
Прицелился еще раз и на этот раз попадание пришлось куда надо и два взрыва соединились в один.
- Снайпер! - похвалил стрелка Максим.
- Спасибо, - отдал ему Иосиф пистолет.
Летчики подошли к месту, где раньше была мина, а сейчас образовалась внушительных размеров воронка.
- Ну во, под два столба места хватит! Удачно ты на мину-то напоролся, - похлопал Котов по плечу своего ведущего.

- Что случилось?! Бомбили? - проорал кто-то сзади.
Летчики обернулись и увидели, как к ним бежит охрана аэродрома во главе с командиром полка.
- Да нет, товарищ полковник, все в порядке! - сказал Котов.
- А что за взрывы были?
- Ну мы тут это... Проводили разминирование подручными средствами!
- Какое разминирование?!
- Копали яму под столб для мишени и наткнулись на неразорвавшуюся мину. Благодаря мастерским действиям старшего сержанта Макелидзе мина была взорвана. Личный состав не пострадал.
- Да вы что ж творите-то? Совсем больные? На губу вас за такое надо. Саперов вызвать не судьба была?
- Товарищ полковник, у нас тут аэродром, откуда саперы? Их только из дивизии может вызвать можно. А тут делов-то на пять минут! Да и отвлекать никого не надо.
- Ладно, хрен с вами. Но если еще чего увидите - меня предупредите сперва. Я ж чуть не обосрался, думал бомбят аэродром!
- Обязательно предупредим!

К вечеру столбы под мишени были установлены, а Иосиф ходил мимо них, деловито оглядывал и улыбался.
- Ну что, снайпер, доволен работой? Все ровно стоят? А то ж ведь если не ровно, то и стрелять нельзя. - с ухмылкой спросил Максим.
- Да-да, отлично стоят! - не заметил сарказма Иосиф. - Теперь еще надо бы стол длинный сколотить и на рубеже установить.
- А стол-то зачем? Я уж затрахался тут на морозе по минам бегать.
- На столе можно разложить патроны, оружие. Не на землю же класть. - пояснил невозмутимый Иосиф.
- А в карман и кобуру нельзя? Устал я уже с этим тиром. Весь день долбим тут землю. Нахрена я подписался на это.
- Максим, ну а у тебя прям такое разнообразное и интересное времяпрепровождение, да? Весь день в карты режешься, потом жрать и спать. - спросил Котов.
- Зато в тепле!
- Один фиг тебя в карты все дерут, а так поработал физически, кости свои старые размял. Доделаем тир и стрелять можно будет.
- Ничего не дерут! Мне карта не шла просто!
- Да хорош уже. Давай стол сколотим и завтра уже стрельбами займемся.

Иосиф, тем временем, уже притащил пилу, топор, молоток и гвозди. Летчики срубили несколько небольших деревьев и сколотили примитивный, но вполне подходящий для их нужд стол: длинный и крепкий.
- Ну что, снайпер, тир теперь готов? - спросил Максим усевшись на стол.
- Да, теперь все! Завтра подготовлю мишени и будем упражняться.
- Прелестно! Ну все, я жрать пошел. - объявил летчик и все вместе они пошли в столовую.

Время было уже позднее, почти все поели и осталось лишь несколько летчиков, которые небольшой компанией сидели и трепались о всяком. Пробираясь к своему месту, Котов увидел, что на пустом столе его эскадрильи стоит только одна его порция. Так как поработав на морозе он не слабо проголодался, то активно набросился на еду и даже не заметил, как официантка села напротив него.
- Добрый вечер, Маша! - сказал он, блеснув недавно полученными знаниями.
- Здравствуй. Ты знаешь, как меня зовут?
- А то! Я все знаю, - улыбнулся он официантке. Она застенчиво опустила глаза.
- Проголодался?
- Еще как! Весь день на морозе ямы рыли.
- А зачем? Окопы?
- Нее, какие окопы. Мы тир строили. Мы тут с Иосифом подумали, что делать все равно нечего, а так хоть стрелять будем. Ну и подбили народ на это.
- Ух ты! Здорово! А ты хорошо стреляешь?
- Да так себе. Из винтовки вот неплохо, даже значок Ворошиловского стрелка есть! А из пистолета похуже.
- А я всегда хотела научиться из пистолета стрелять...
- Так мы тир построили, завтра уж стрелять будем. Ты приходи к нам! Ты же днем не занята?
- Да нет, не очень.
- Ну вот и приходи тогда.
- А что сегодня днем за взрыв был такой?
- Да это вон тот кладоискатель, - Котов кивнул на сидевшего неподалеку Максима, - на мину напоролся. Ну мы ее деактивировали, как смогли. Никто не пострадал даже!
- Ужас какой. А больше там мин нет?
- Если были бы, то он, - Котов снова кивнул на своего ведущего, - обязательно нашел бы.
- Да пошел ты! - огрызнулся Максим.


На следующее утро погода ни капли не изменилась: мрачные серые облака висели над самой землей. Летчики тряслись в полуторке по пути на аэродром.
- Ну что, Сосо, готов вести курсы "Выстрел"? - пихнул Котов локтем друга.
- Да как-то не очень...
- Это что так? Ты ж у нас лучший стрелок. Кому, как не тебе, других обучать?
- Так я же старший сержант, а там все офицеры.
- А что делать, когда старший сержант стреляет лучше всех офицеров? Ты же ими не постоянно командовать будешь, а в пределах тира. Считай, что там все офицеры превращаются в рядовых и гоняй их нещадно. А если кто-нибудь, типа него, - Котов показал пальцем на Максима, - будет возмущаться, то ты палкой его, палкой!
- Да чего ты ко мне прицепился-то? - возмутился летчик. - Мы тебя за борт скинем и пёхом пойдете в тир свой.
- Если ты нас скинешь, то мы на тебя обидемся и учить тебя не будем! Пойдешь снова в карты резаться и самолет проиграешь.
- Да карта мне не шла, говорю ж!
- Она к тебе, я гляжу, три дня шла-шла, а так и не пришла.
- Я тебя сейчас точно скину!
- А поздно, приехали уже, сказал Котов и спрыгнул с машины.


После завтрака летчики собрались у тира и с интересом рассматривали стойки мишеней и стол. Иосиф в это время готовил мишени. Командир эскадрильи подошел к Котову.
- Здорово вы оборудовали тут!
- Это вы еще мишеней не видели. Сосо вчера до ночи их чертил.
- А еще и мишени будут? Я думал так, по столбам стрелять.
- Да вы что? У нас все серьезно. Иосиф такого бы не допустил. Мы столбы-то по веревочке ставили, чтоб ни дай Бог один на сантиметр ближе не стоял.
- Даа, дотошный он у тебя парень. Но в таком деле оно и хорошо. Из-за дотошности он и стал нашим лучшим стрелком. До сих пор понять не могу, что он там со своим пулеметом делает, что он ни разу в бою не заклинил.

Котов походил вокруг стрельбища, удовлетворенно оглядел стол, который они сколачивали уже в потёмках. Хорошо получилось, комар носа не подточит! И тут он увидел, как от группы летчиков второй эскадрильи отделился один, подошел к столбу мишени и начал справлять на него нужду.
- ты что творишь, урод?! - Котов подлетел к нему и с разбега пробил ногой в бок.
- Ах ты сука! - прошипел сбитый с ног летчик, встал и бросился на Котова, попытавшись пробить ему с правой в голову. Котов увернулся и они начали бороться.
- А ну прекратить! - заорал Григорьев, но это не принесло никакого эффекта. Летчики подбежали и начали растаскивать дерущихся.
Когда драку прекратили и летчики злобно смотрели друг на друга, тяжело дыша, комэск осмотрел обоих.
- Вы чего устроили? На губу захотели?
- Да этот больной на меня налетел и избивать начал, - кивнул летчик на Котова.
- Котов, ты чего? В полку без году неделю, а уже драки устраиваешь.
- Товарищ капитан, а как мне расценивать поступок этой скотины? Мы вчера на морозе весь день трахались с этими столбами, чтобы все могли тренироваться. Нам мало того, что никто не помогал, так этот сейчас подошел и ссать на него начал!

Из леса выбежал Максим.
- Что такое, что случилось?
- Тир наш обоссали, - тихо проговорил Котов.
- Максим, ну ты не лезь еще, - одернул его комэск и посмотрел на другого летчика, который потирал бок, - Тебе что, ссать негде? Леса на все четыре стороны мало?
- А я не знал, что это тир!
- Ну ты дурака-то из себя не строй. Все ты знал прекрасно. - комэск повернулся к летчикам, стоявшим вокруг и громко сообщил, - За неуважение к труду летчиков и стрелков первой эскадрильи, проявленное лейтенантом Трофимовым, вторая эскадрилья не будет стрелять в этом тире. Благодарите Трофимова.
- Сёма, а что это ты решаешь так? - подошел к Григорьеву комэск второй эскадрильи. - Во-первых, ты не комполка и командовать можешь только своими соколами. Моими не надо. Во-вторых, с чего вдруг из-за Трофимова должны страдать все?
- Тир строили мои соколы, чтобы в нем тренироваться. Твоим никто не мешает построить рядом свой со встроенными сортирами. А если твой боец не умеет себя вести, значит такие в твоей эскадрильи настроения царят. И в этом твоя вина, как руководителя. - Григорьев повернулся к Котову, - А ты, пламенный боец с обоссанцами, в тире тоже стрелять не будешь. Сдержаннее надо быть. Ты же летчик, должен быть хладнокровным.
- Так я ему очень хладнокровно прописал в почку! Рассчитал скорость бега, угол выноса ноги, траекторию удара. Вон как хорошо рассчитал - до сих пор, сука, бочину трет.
- Ты на губу хочешь, что ли?
- Никак нет, товарищ капитан.

Тем временем Иосиф принес мишени, развесил их и начал показывать собравшимся летчикам и техническому персоналу, как правильнее держать пистолет, как нажимать на спуск, чтоб не сдернуть оружие в сторону и другим тонкостям. А Котов сидел неподалёку на поваленной сосне и, закутавшись в шинель, смотрел на них с завистью. Рядом села Маша.
- А почему ты не стреляешь?
- Запретили мне стрелять. Строил и вот, только смотреть теперь могу.
- А почему?
- Из-за драки. Нехорошо себя повел один персонаж из второй, а я не сдержался. Ну и вот, наказал меня комэск.
- С тобой все хорошо?
- Да нормально все, - посмотрел он на девушку и улыбнулся, - А ты, наверное, тоже пострелять хотела? Так ты иди вон к Иосифу, он тебя научит. Ты то, поди, драк не устраивала тебе можно.
- Нет, я тогда тоже не пойду.
- Что, тоже подраться умудрилась? Поди, половником кому вломила?
- Да нет, - засмеялась Маша, - Я из солидарности.

По летному полю бежал командир полка.

- Чего это он несется? Утренняя пробежка, что ли? - предположил Котов.
- Он к вашему тиру бежит. Что-то важное, наверное.
- Все офицеры - срочно собраться на командном пункте! Боевая тревога! - проорал комполка.
- Ух нихрена ж себе! Ладно, Маш, я побегу. Что-то серьезное случилось.


На командном пункте было тесно - все офицеры собрались в маленькой землянке. Комполка стоял у стола с картой.
- Ситуация очень серьезная. Мне сейчас из дивизии доложили, что третья танковая дивизия СС прорвала оборону и ее части движутся по этой дороге, - подполковник провел карандашом по карте и Котов с ужасом понял, что это та самая дорога, в сотне метров от аэродрома, - В колонне идут танки, бронетранспортеры и грузовики с пехотой. Наши пытаются их задержать, но получается это слабо. Из-за тумана авиация по колонне работать не может. С другой стороны дороги им на встречу пойдет наша колонна из тридцатьчетверок, но прибудет она не ранее, чем через 2 часа. Немцы же подойдут к аэродрому через пятьдесят минут. Все это время мы должны продержаться. У нас есть преимущество - дорога узкая и по краям лес. Танки не смогут развернуться в цепь. Но если они доберутся до аэродрома, то шансов у нас останется мало. Потому часть личного состава займет круговую оборону аэродрома от пехоты, а часть блокирует дорогу и постарается не допустить прорыва танков. Из противотанкового вооружения у нас только гранаты, получите их на складе. Первая эскадрилья блокирует дорогу, вторая и весь технический состав занимает круговую оборону аэродрома. Выполнять!
- Товарищ подполковник, у нас же еще и штурмовики есть! Почему их не использовать? - вмешался Котов.
- Не дури, куда ты на нем взлетишь-то?
- А не надо взлетать. Давайте установим самолеты на прямую наводку у дороги. Под хвост ящики поставим или козлы. И можно будет с земли эрэсами по танкам долбануть.
- Хм. Продолжай.
- Нам же главное хоть пару поджечь и колонна встанет - их уже не объехать будет. Лес же кругом. Плюс психологический эффект какой! С двух сторон от дороги поставим по самолету, пристреляем ориентир на дороге по пушкам, выверим угол возвышения хвоста и все. Как танки в этой точке появятся - в них восемь снарядов полетит.
- Отличная идея, молодец!
- А еще можно дорогу заминировать, - послышался из толпы голос с грузинским акцентом.
- Это кто там? - спросил подполковник.
- Старший сержант Макелидзе, - Сосо подошел к столу.
- Ты что тут делаешь? Я офицеров собирал.
- Да все побежали на КП и я тоже, - смутился Иосиф.
- Ладно, продолжай.
- Давайте заминируем дорогу вот здесь, - ткнул он пальцем в карту, - В этой точке по танкам выстрелят эрэсами, а тут взорвем миной. Тогда шанс на успех выше. Чем больше техники подорвать - тем сложнее будет ее растолкать и проехать дальше.
- Где ты мины возьмешь? У нас гранат-то кот наплакал.
- Зато у нас есть куча фугасных бомб. Можно сделать так: прокопать небольшой тоннель под дорогой, заложить туда несколько ФАБов, закрепить с ними гранату, а к чеке привязать шнур. Я спрячусь на дороге, в нужный момент дёрну шнур, а граната сдетонирует бомбы.
- Хитро. Принимается! Так, берешь себе в помощь четырех стрелков и бегом минировать. Бомбы у оружейников возьмешь.
- Есть! - Иосиф выбежал из землянки.
- Теперь с твоим планом. Раз придумал, на одном Иле сам будешь сидеть. Кто желает вторым быть?
- Я буду, - сказал Максим и подошел ближе к столу, - Не брошу же я ведомого своего.
- Отлично. Первая эскадрилья - устанавливать самолеты. После установки - занимаете оборону у дороги. Командовать обороной будет старший лейтенант Воробьев. Он старый пехотинец. Все, бегом выполнять!


Котов запрыгнул в свой штурмовик, к которому уже подвесили полный комплект управляемых снарядов, запустил двигатель и штурмовик медленно покатился к дороге. Самолет Максима в это время стоял у дороги и несколько летчиков, крехтя и матерясь, поднимали хвост и ставили под него наспех сколоченные козлы. Котов выпрыгнул из своей машины и принялся им помогать. А вдалеке на дороге копошился Иосиф со стрелками и закапывал бомбы.
- Максим, ну как? Нормальный угол?
- Сейчас проверю, - отозвался летчик. После чего крикнул "саперам", чтобы они ушли с дороги и дал короткую очередь из пулеметов. С нескольких деревьев отлетели ветки - перелет. - Мужики, низко. Еще немного приподнять надо.
Летчики подкладывали под козлы бревна, а Кузнецов давал еще очередь. После нескольких корректировок высоты проверочная очередь вызвала долгожданный всплеск земляных фонтанчиков на дороге в нужной точке. Пора заниматься вторым самолетом. Зная нужную высоту, самолет Котова установили с первой попытки. После этого под руководством особиста летчики начали рыть стрелковые ячейки. Понятно, что рассчитывать на хорошую защиту от них не приходилось, но даже неглубокая ямка с земляным бруствером над ней значительно повышала шансы на выживание.

Тем временем прибежали стрелки и доложили, что дорога заминирована, а Иосиф залег в укрытии, чтобы в нужный момент подорвать импровизированный фугас. Котов же сидел в самолете и ждал. Снова тянулись самые гадкие и мучительные минуты ожидания и страх перед неизвестностью наполнял душу. Он прекрасно понимал, что их импровизированная оборона имеет не особо высокие шансы в борьбе с моторизованной колоной и пехотинцами. Кроме того, что их мало и они очень слабо вооружены, так они еще и не в своей стихии. Несмотря на то, что в эскадрилье насчитывалось много асов и просто хороших летчиков, вся их ценность сейчас была равна нулю. Они умели воевать в небе, но не на земле. Им же сейчас противостояли профессионалы войны именно на земле. Причем не просто профессионалы, а лучшие из лучших - третья дивизия СС "Тотенкопф", что в переводе на русский значит "Мертвая голова". Разумеется, Котов был наслышан про нее. Немцы приложили немало сил, чтобы прорекламировать свои элитные части лучшим образом. Потому в голове летчика сложился образ этой дивизии, как на всю бошку отмороженных бесстрашных головорезов, не жалевших ни солдат, ни мирных жителей. И за Иосифа было страшно. Он здесь хотя бы не один, а его стрелок в гордом одиночестве. А что, если немцы будут наступать не сидя в бронетранспортерах, но и прочесывая лес рядом с дорогой? Он уже полюбил своего нового друга и очень не хотел его потерять. Хоть бы все обошлось.
- Танки едут! - заорал особист, - Всем залечь и приготовиться! Только по моей команде открываем огонь!
"Ну все, началось", - пронеслось в голове Дани.
Сперва он разглядел два мотоцикла, за ними ехал бронетранспортер и танки. Расстояние сокращалось. Вот первый мотоцикл попал в прицел и проскочил дальше. За ним - второй. Пора бы стрелять. В этот момент со стороны дороги раздался мощнейший взрыв и второй танк буквально разлетелся на куски. "Вот это Сосо заложил фугасик", - подумал летчик.
- Самолеты! Ракетами огонь! - заорал особист и Котов выпустил реактивные снаряды, устремившиеся, с приятным шипением, к колонне. С другой стороны дороги полетели такие же снаряды от самолета Максима и в месте их встречи очень удачно оказался бронетранспортер, от которого, разумеется, ничего не осталось. Две ракеты, помимо этого, попали в первый танк и оторвали ему башню, улетевшую в лес.
- Из пушек огонь! Пехота - огонь! - проорал особист и летчики, по несчастью превратившиеся в пехоту, начали стрелять по мотоциклистам и спешившимся немцам, бегущим вдоль дороги. Котов нажал на гашетку и начал поливать дорогу из пушек и пулеметов.

Немцы залегли и продвигались ползком. Тем временем самолет Котова и Кузнецова замолчал - вышли боеприпасы. Даня залез в заднюю кабину, схватил запасенный стрелком немецкий пистолет-пулемет, пару гранат и залег у штурмовика. Иосиф уже должен был вернуться, но его все не было. Котов пополз особисту.
- Товарищ старший лейтенант! С Иосифом что-то случилось, он до сих пор не вернулся. Разрешите отправиться за ним?
- Да тебя там убьют! Немцы вон спешились и вдоль дороги идут.
- Ну нельзя же его бросить-то там!
- Григорьев! Командуешь обороной. Добровольцы на поиски минёра есть?
- Я пойду, - отозвался Максим.
- Я тоже иду, - сказал Сергей. Перепачканный в грязи, он уже напоминал Котову Есенина гораздо меньше.
- Все за мной, - скомандовал особист Воробьев.
Ползком они двинулись в лес, слева от дороги, откуда Иосиф должен был подорвать дорогу. Они ползли, а справа, не видя их, ползли в противоположном направлении немцы, стреляя по оборонявшимся летчикам. По мере приближения к месту подрыва дым от горящих танков и бэтээра становился все насыщеннее и скоро они перестали видеть дальше нескольких метров. Ползти уже не было никакого смысла - их бы все равно не увидели из-за плотной дымовой завесы. Поднявшись они аккуратно приближались к дороге, к месту, где должен лежать Иосиф. Но его нигде не было видно.
- Halt! - прокричали почти над ухом. Котов обернулся и увидел в пяти метрах от себя четырех эсэсовцев. Они были удивлены внезапной встречей не меньше русских.
Первым выстрелил ТТ особиста. Котов быстро собрался и нажал на спуск своего Шмайссера. Очередь прошила двух немцев и они упали. Немецкий офицер выстрелил из пистолета в сторону летчиков, а другой эсэсовец с карабином бросился на Котова. Даня не ожидал такого поворота событий и его взгляд был прикован к штыку, закрепленному под стволом карабина. Эсэсовец с разбега нанес колющий удар в грудь летчика, но тот увернулся, почувствовав жжение в руке. Когда штык прошел мимо него, он бросил свой автомат, болтавшийся на ремне, и обеими руками вцепился в ствол карабина, стараясь держать его сбоку от себя. Немец же сперва вырывал его, в надежде нанести еще удар, а потом отпустил руку и ударил летчика в лицо. Котова мотнуло, но карабин он не выпустил, а вспомнил про подарок своего стрелка, висевший на поясе. Он выхватил нож и ударил им немца в шею. Из раны, пульсирующим фонтаном, полилась алая кровь, а немец отпустил винтовку и, захрипев, упал, хватаясь ослабевающей рукой за дырку в шее. Котов оглянулся на своих и увидел, что Сергей лежит рядом с ним, смотря немигающим взглядом в небо, особист борется с немцем, а Максим стреляет из ТТ в двух немцев, бегущих к ним из дыма. Стрелять было небезопасно - свои перемешались с чужими. Даня подбежал к немцу, повалившему особиста и душившего его обеими руками, и начал бить немца своим штыком в спину, пока тот не повалился без чувств и не освободил еле дышащего Воробьева. В этот момент котов получил сильнейший удар в голову и упал. Немец ударил его прикладом и сейчас, стоя над ним, целился в лежащего летчика. Собрав последние силы, Котов пнул его в колено, эсэсовец заорал от боли и упал прямо на Котова. Послышались выстрелы, немец обмяк и затих. Даня спихнул его и увидел стоящего над ним Максима с пистолетом в руке.
- Живой? - спросил он.
- Да, вроде.
- Чего с рожей-то?, - присел рядом с ним на корточки Кузнецов.
- А что с ней?
- Все прекрасно. Места живого только нет. Серёгу убили, суки.
- Да, я знаю.
Особист поднялся, тяжело дыша и прислонился к дереву. Максим походил по месту их побоища, подобрал у убитого немецкого офицера Парабеллум, покрутил в руках, подошел к особисту.
- Что, думаешь, ушел от смерти, спас тебя, - кивнул он на медленно поднимающегося Котова, - да?
- Ты чего несешь?
Максим поднял Парабеллум и два раза выстрелил в живот Воробьеву. Тот пошатнулся и упал.
- Сссука, - прохрипел он и потянулся к своей кабуре. Максим с силой ударил сапогом по руке и раздался хруст ломаемых пальцев.
- Чего ты нервничаешь? Ты же сам всегда учил, что надо в бою сдохнуть, как солдат. Извини, от рук немца сдохнуть не вышло, но так тоже неплохо.
- Гнида, предатель, - шипел особист, держась за простреленный живот.
- Нет, гнида и предатель - это ты, - сказал летчик и выстрелил в голову. Воробьев дернулся и замер.

Котов смотрел с ужасом на развернувшуюся перед ним картину.
- Это не твое дело, - сказал ему Максим. - Забудь.
- Да ты что творишь-то? Зачем ты его убил? Ты и меня сейчас убьешь? - орал Котов.
- Ты-то тут причем? Я тебе сказал, забудь. Это не твое дело. Может когда-нибудь поймешь. Пошли твоего друга искать лучше.

Котов пребывал в шоке от увиденного и не знал, что и думать. Из этого состояния его вывел окрик Максима.
- Вот он, твой Сосо. В отключке, но вроде дышит. Контузило, что ли. Берем его и пошли выбираться отсюда.
- А Серегу тут бросим?
- Нам живого надо спасти сперва.
Они подхватили Иосифа и понесли его в глубь леса. Им пришлось бы сделать большой крюк, зато можно идти в полный рост без риска нарваться на немцев. Таща раненого это было особо актуально.
Tags: Писательское
Subscribe

  • Про скульптуры Церетели

    Гуляя по Москве, заглянул на территорию Музея современного искусства, что на Петровке. Того самого, где директором трудится печально известный…

  • Про фестиваль фейерверков и детей с тупыми родителями

    В минувшие выходные в Москве случилось событие мирового масштаба - фестиваль фейерверков. Шло оно в субботу и воскресенье, а соревновались на…

  • Был в лавке старьевщика

    Те, кто заглядывает в топ ЖЖ наверняка знают блоггера Илью Варламова. А кто знает Илью Варламова, наверняка знает проект, который он совместно со…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Про скульптуры Церетели

    Гуляя по Москве, заглянул на территорию Музея современного искусства, что на Петровке. Того самого, где директором трудится печально известный…

  • Про фестиваль фейерверков и детей с тупыми родителями

    В минувшие выходные в Москве случилось событие мирового масштаба - фестиваль фейерверков. Шло оно в субботу и воскресенье, а соревновались на…

  • Был в лавке старьевщика

    Те, кто заглядывает в топ ЖЖ наверняка знают блоггера Илью Варламова. А кто знает Илью Варламова, наверняка знает проект, который он совместно со…